Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:26 

Название: Не оставляй меня никогда…
Автор: Alexiel-dark
Бета: Alexiel-dark
Фандом: Katekyo Hitman Reborn
Пейринг: Мукуро/Тсуна
Рейтинг: PG-13
Жанр: romance, songfic
Размер: драбл
Саммари: одна ночь из многих…
Дисклеймер: отказываюсь от прав на персонажей
Размещение: спросить разрешение у автора, только с этой шапкой
Предупреждение: ООС, AU
От автора: автор заболел, ему было скучно, и он решил послушать музыку, на песню Pieces группы Red прилетел муз и сказал, надо написать вот это… Автор, кашляя и почти умирая, набирал на ноуте текст. Так что он милостиво просит кидаться только мягкими тапками, желательно черного цвета (давно такие хочу ^_^))) В фике использованы слова песни Red – Pieces. Перевод текста песни ниже…


В резиденции Вонголы стояла тишина. Было только три часа ночи, рассвет и не думал заниматься, дабы окрасить мир в тусклые тона. В главной спальне на третьем этаже огромного особняка догорал камин. Оплавленные угольки уже слабо потрескивали, смутно освещая убранство комнаты. Если присмотреться, можно было заметить пару кресел напротив, занавешенного тяжелыми шторами, окна и небольшой стеллаж выполненный из красного дерева, расположившийся слева от двери. При свете дня было хорошо видно всю обстановку, выполненную в винно-бардовых цветах. Но даже при таком слабом освещении трудно было не заметить роскошную кровать все из того же красного дерева, занимающую почетное место в центре комнаты. Именно на этом ложе воистину королевских размеров мирно посапывал обнаженный парнишка. Коричневые волосы растрепались, хаотичным рисунком украшая кремовую ткань наволочки, одна ладошка уютно примостилась под пухленькой щекой, в то время как другая покоилась на бедре, едва прикрытом тонким слоем простыни.
Казалось, ничто не могло разбудить его в это мирную ночь. Но странное ощущение холода и даже в какой-то степени пустоты заставило веки слабо задрожать, чтобы затем резко подняться, явив дремлющему миру заспанные карие глаза. Нельзя сказать, что в комнате был прохладно, наоборот воздух был теплым, создавая уютный маленький мирок, подсвеченный оранжевыми отблесками огня в камине. Холод ощущался на душевном уровне, будто что-то очень важное пропало или находится вдалеке, когда должно охранять беззаботный сон юного босса.
Тсунаеши некоторое время лежал, рассматривая гротескный узор на потолке, едва видимый в полумраке спальни. Повернулся на другой бок, нисколько не удивился пустующей половине кровати и провел ладонью по остывшим простыням. Подтянул соседнюю подушку, еще хранившую аромат волос любимого и горестно вздохнул.
- Снова ушел… В какой части замка мне искать тебя на этот раз? – едва слышный шепот в наволочку.
Как бы Тсуне не хотелось покидать теплую постель, но ночные посиделки Хранителя в самых разных частях поместья пора было прекращать. Савада откинул простыню, совершенно не стесняясь своей наготы, ведь в комнате, кроме него, никого не было, и подошел к стоящему слева у камина стулу. Взял белую рубашку возлюбленного и, недолго думая, надел, оставив две верхние пуговицы не застегнутыми, обхватил себя руками, наслаждаясь легкой лаской ткани, еще недавно скрывавшей совершенное тело его любовника. Она доходила как раз до середины бедра, поэтому мальчик даже не задумался о том, чтобы надеть штаны, ведь он скоро вернется, и это все придется снимать.
Влетев в мягкие тапочки нежно-бежевого цвета, Тсунаеши вышел в темный коридор, лишь кое-где освещенный фарфоровыми лампами. Мальчик подумал пару секунд, в какую сторону отправиться, и уверенно свернул вправо. Какое-то шестое чувство подсказало ему, что он выбрал верное направление. Он безостановочно шел, абсолютно не удостаивая вниманием десятки резных дверей, работы искусного мастера, и только лишь перед входом в свой собственный кабинет резко замер. Он определенно находился там. Сознание, словно сумасшедшее, кричало о близости любимого человека. Сердце отбивало незамысловатый ритм, когда маленькая ладошка легла на позолоченную ручку массивной двери и осторожно нажала, стараясь не издать ни звука.
Так и есть. Он был здесь. Словно статуя сидел на широком подоконнике, ненадежно спрятавшись за столом босса. Взгляд был устремлен в темно-синюю, почти черную, как оттенок его волос, даль. Тонкие пальцы выводили странные иероглифы на холодной поверхности стекла. Вся его поза выражала болезненное одиночество. Стройная фигура в одних штанах, казалось, не замечала ничего вокруг. Савада присмотрелся и заметил тонкие нити проводов, абсолютно не гармонирующих с белоснежной кожей, подсвеченной лунным светом. Тихой поступью приблизился к одинокому силуэту, ярко выделяющемуся на фоне окна, встал вплотную, протянул руку, нежно пробежавшись по мягкой коже щеки, и вынул один наушник.
- Снова не спишь… - произнес задумчиво, встретившись глазами с любимым.
- Да… - одними губами.
- Тебе не надоело убегать каждую ночь, как только я засну? Ты ведь прекрасно знаешь, что без тебя я просыпаюсь… - немного возмущенным шепотом.
- Знаю… - каким-то безразличным тоном.
- Мукуро… - запнулся, угнулся, спрятав обиженные глаза под густой челкой, закусил губу, но все же продолжил. – Мне холодно… без тебя…
Изящная ладонь скользнула по лицу, убрала прядь волос за ухо, нежно погладив чувствительную кожу, переместилась под подбородок, приподняла, заставив посмотреть в черные в ночном свете глаза.
- Иди ко мне, - и мягкая улыбка на лице.
Тсуна скинул тапки, забрался на подоконник, расположившись между ног Хранителя, прижавшись спиной к его груди, ширина подоконника позволяла, и с блаженством откинул голову на плечо любимого. Руки, крепче обхватили маленького любовника, одна игриво пробежалась подушечками пальцев по гладкой поверхности бедра, замерла, словно испугавшись, на границе с тканью рубашки и вернулась на грудь, проникая в отворот, нежно поглаживая ключицы.
- Так теплее? – ласковый шепот на ухо.
Тсуна в ответ лишь потерся затылком о плечо иллюзиониста, стараясь крепче прижаться, и блаженно улыбнулся, прикрыв глаза. Так они просидели минут пять, пока Савада не заметил какой-то тихий шум. Он недоуменно приоткрыл глаза, взглянул на любимого, стараясь понять, слышит ли он то же, что и сам Тсуна. Ответ нашелся быстро. В другом наушнике, скрытом длинной темно-синей прядью, продолжала играть музыка. Какая именно, трудно было разобрать, мальчик слышал лишь механический шум.
- Мукуро, - тихо позвал он, стараясь привлечь внимание парня, откинувшего голову назад и рассматривающего что-то на потолке.
Хранитель Тумана тут же опустил взгляд и приподнял тонкую бровь в немом вопросе.
- Что слушаешь?
- Хочешь узнать? – вопросом на вопрос.
- Да, - уверенный голос и в чем-то категоричный взгляд.
Рокудо спокойно подхватил висящий на уровне бедра наушник, отвел в сторону пару коричневых прядок и осторожно вставил прибор в слегка порозовевшее, что трудно было заметить в полумраке, ушко.
- Я и сам мог, - немного обижено. Мукуро лишь фыркнул, обдав воздухом мягкую мочку.
- Подожди, - иллюзионист вытащил маленькое устройство из кармана брюк и принялся что-то щелкать. – Я сейчас сначала включу.
Тсуна заинтересованно замер. Наконец, разобравшись с проигрывателем, Рокудо вернул его на место, крепче прижал к себе босса, положив одну руку на мерно подымающийся живот, другой проникнув под рубашку и нежно обводя соски. Тсуна судорожно вздохнул, когда палец скользнул совсем близко, и вновь прикрыл глаза.
Заиграла приятная медленная мелодия, Тсуна даже представил, как чьи-то пальцы осторожно перебирают клавиши фортепиано в такт музыке. Мукуро взял левую кисть возлюбленного, медленно поднес ко рту и стал чувственно покрывать поцелуями, то касаясь внутренней стороны ладони, иногда проводя языком по тонким линиям, то переворачивал и вжимался лицом, терся носом о костяшки пальцев, одаривал лаской каждую подушечку, несильно прикусывая, доставляя еще больше тактильного удовольствия. Тсунаеши изредка вздрагивал, когда любимый касался особо чувствительных точек.
Зазвучали первые слова песни.

I'm here again
A thousand miles away from you

Мукуро оставил в покое заласканную ладонь, прижал к своей щеке, накрыв своей кистью сверху, и уткнулся лицом в теплую кожу шеи, изредка касаясь губами.

A broken mess, just scattered pieces of who I am
I tried so hard

Ладонь, дразнящая соски, переместилась с груди ниже, расстегнув при этом еще три пуговицы, подушечки погладили живот и принялись обводить круги и восьмерки вокруг пупка.

Thought I could do this on my own
I've lost so much along the way

Тсуна часто задышал, начиная возбуждаться от такой откровенной ласки. Пальчики на ногах нервно поджались. Рот приоткрылся в немом стоне. Мукуро кинул взгляд на любовника, поняв его состояние, убрал руку с живота, запахнув при этом рубашку, и успокаивающе погладил по бедру.

Then I'll see your face
I know I'm finally yours

Тсуна непонимающе повернул голову, чтобы взглянуть на иллюзиониста, получил мягкий чмок в кончик носа и слабую улыбку. Савада немного разочаровался из-за прекращения ласки, но все же нежно посмотрел на любимого, и глаза его при этом, будто засветились изнутри.

I find everything I thought I lost before
You call my name

- Мукуро, - тихо позвал мальчик, заметив, как пристально Хранитель разглядывает его лицо. Тот в ответ прижался щекой к виску Тсунаеши, потерся, вздохнул и прикрыл глаза. Губы его что-то беззвучно прошептали.

I come to you in pieces
So you can make me whole

Тсуна запустил ладонь в длинные волосы Рокудо, прикрывая глаза, чувствуя уютное тепло в объятьях своего Хранителя. Тот, в свою очередь, коротко вздохнул, откинулся назад, поворачивая голову в сторону окна. Глаза подозрительно заблестели.

I've come undone
But you make sense of who I am
Like puzzle pieces in your eye

Мальчик хотел, было, повернуться, он не понимал, что происходит с его Хранителем. То он прижимает его к себе, как самое ценное, что у него есть в этом мире, то отстраняется и отворачивается, стараясь не глядеть в лицо своему маленькому боссу. Но руки продолжали крепко удерживать в прежней позе, не позволяя сдвинуться с места.

Then I'll see your face
I know I'm finally yours

Зрачки Рокудо хаотично бегали, будто пытаясь рассмотреть что-то в ночном пейзаже. Но на самом деле, иллюзионист был охвачен противоречивыми мыслями, касательно своего возлюбленного. Глаза отражали неразбериху в голове. Резко бегающий взгляд остановился, задолго до того, как сам Хранитель Тумана понял, что смотрит в отражающиеся в бесчувственном стекле глаза кареглазого мальчишки, обеспокоенные глаза.

I find everything I thought I lost before
You call my name

- Мукуро, что…- Тсуна хотел спросить: «Что происходит?», но когда он встретился глазами с Рокудо, то словно язык проглотил. Столько там было одиночества и тоски. Но мальчик не мог понять почему, ведь у него же есть он. Он всегда поддержит, всегда будет рядом… От тревожных мыслей отвлекло едва ощутимое касание пальцев, обводящих контур лица Тсунаеши.

I come to you in pieces
So you can make me whole!

Мукуро внимательно следил за движением своих пальцев, будто лаская взглядом нежный овал лица молодого босса Вонголы. Губы вновь стали что-то шептать, но что именно Тсуна разобрать не смог.
Музыка изменилась, стала набирать темп. Рокудо вжался лицом в затылок юноши, чтобы скрыть неожиданно скатившуюся по щеке слезу. Но Тсуна увидел, как что-то блеснуло в стеклянном отражении, прежде чем, его любимый как-то резко притянул его к себе, будто стараясь спрятаться от всего мира. Плечи иллюзиониста дрогнули. Потом еще раз. Мальчик ощутил, как что-то влажное капнуло ему на шею, перед тем как пришло осознание того, что Мукуро плачет, абсолютно беззвучно. Его вечно сильный, скрывающий эмоции, казалось, бесчувственный возлюбленный прятал свои слезы, сильнее зарываясь носом в волосы мальчишки, которого держал в объятьях.
Этого Тсунаеши уже терпеть не смог, вырвался, освободившись из плотного кольца рук, резко обернулся, из-за чего наушник чуть не выпал, встал на колени, возвышаясь над любимым, взял в руки лицо своего Хранителя, заставляя поднять на себя взгляд. Осторожно стер мокрые дорожки со щек, наклонился, трепетно прижимаясь губами сначала к одному, затем к другому веку. Дождался, пока Рокудо откроет глаза, и впился немного грубым поцелуем в подрагивающие губы.

I tried so hard! So hard!
I tried so hard!

Мукуро обхватил руками талию Десятого, жестко сминая пальцами белую ткань рубашки, прижал плотнее, не отрываясь от сладкого рта мальчишки. Тсуна прикусывал, посасывал бледную полоску губ, заставляя ее поалеть, проникал языком вглубь, скользя по ровному ряду зубов, сплетался с другим языком. Он понимал, что сейчас Рокудо не нужна нежность, ему необходимо было показать силу, доказать, что его тоже готовы защитить в случае чего, спасти, если будет такая необходимость, и сил на это у его возлюбленного хватит.
Мелодия вновь стала тихой и спокойной, как погода успокаивается после долгой бури. И буря в душе одного из Хранителей Вонголы, наконец, стала затихать. Губы разомкнулись. Мукуро благодарно улыбнулся, показывая Тсунаеши, что уже все, теперь все в порядке, и прижался лицом к груди любимого мальчишки. Савада облегченно вздохнул, зарылся пальцами в синие локоны, мягко перебирая и улыбаясь чему-то своему.
Пару секунд они так и сидели, обнявшись на подоконнике в кабинете главы Вонголы. Им было вполне комфортно, они могли бы оставаться так вечно, а на горизонте появилась первая бледная полоска, вестница приближающегося рассвета.
Иллюзионист нехотя оторвался от пригретого местечка на груди Савады, где так успокаивающе билось сильное и любящее сердце, встретился взглядом с Тсунаеши и зашептал одновременно со словами подходящей к концу песни:

- Then I'll see your face
I know I'm finally yours
I find everything I thought I lost before
You call my name
I come to you in pieces
So you can make me whole

Тсуна мягко улыбнулся, понимая, что немо шептали бледные губы раньше, положил ладонь на темно-синий затылок и вновь прижал к своей груди. Последние слова Мукуро прошептал прямо в сердце маленького любовника.

- So you can make me whole

Тсуна еще долго перебирал мягкие пряди, иногда утыкаясь носом в макушку Мукуро, чтобы вдохнуть родной запах. Рокудо терся щекой о грубую ткань рубашки, жалея, что нельзя коснуться шелковистой кожи, так как придется разорвать такое трепетное объятие, на что он был не готов пойти. Забытый проигрыватель валялся на полу, продолжая работать.
И лишь когда из-за линии горизонта стало лениво выползать тяжелое по-утреннему холодное солнце, один из Хранителей осмелился нарушить молчание:
- Ты ведь всегда будешь со мной? Не оставишь одного?
А его возлюбленный подарил короткий, ласковый поцелуй, и, оторвавшись буквально на миллиметр, прошептал прямо в губы:
- Никогда…



Кусочки (не мой, ж.р. изменен на м.р.)
Я снова здесь
За тысячи километров от тебя.
Сломанный, запутавшийся - лишь разбросанные кусочки того, что от меня осталось.
Я очень старался
И верил, что смогу справиться сам,
Но растерял так много на этом пути.
Когда я увидел твоё лицо,
Я понял, что наконец-то твой.
Я нашел все то, что, думал, потерял навсегда.
Ты позвал меня по имени,
Я пришел к тебе разбитым на кусочки,
Но ты можешь снова сделать меня целым.
Я погиб,
Но ты снова придал смысл моему существованию,
Ты сложил меня как кусочки пазла лишь своим взглядом.
Когда я увидел тебя,
Я понял, что наконец-то твой.
Я нашел все то, что, думал, потерял навсегда.
Ты позвал меня по имени,
Я пришел к тебе разбитым на кусочки,
Но ты можешь снова сделать меня целым
Я так старался! Так сильно!
Я так старался!
Когда я увидел тебя,
Я понял, что наконец-то твой.
Я нашел все то, что, думал, потерял навсегда.
Ты позвал меня по имени,
Я пришел к тебе разбитым на кусочки,
Но ты можешь снова сделать меня целым…
Но ты можешь снова сделать меня целым…

@темы: Tsuna & Mukuro, fan fiction

Комментарии
2010-03-08 в 00:12 

Epos
Я улыбаюсь не потому что добрая, милая и хорошая! У меня просто затекла челюсть!
рассказ я читала на днях..понравилось описание с помощью песни...связано так)))
а кто поет?

2010-03-08 в 01:23 

Epos группа Red, моя любимая на данный момент)))
понравилось описание с помощью песни...связано так))) - оно так и задумывалось, рада, что понравилось)))

2010-03-08 в 16:55 

Hell@
Я - кот, хожу где вздумается, и гуляю сам по себе. :Cb:
хорошо написано

2010-03-08 в 17:52 

Hell@ спасибо)

2010-06-02 в 15:21 

ebry
Нет друзей и нет приятелей Нет врагов и нет предателей.| Она молчит. Она в черном (с).| Ты поздно,ты рано,ты сам по себе(с)[Vocaloid].
спасибо вам за замечательный фик и за замечательную песню)))

   

For all T(s)una lovers

главная